Инсайдер говорит. 11 вопросов дизайнеру обуви Елизавете Буйновой

Елизавета Буйнова Shoes&Drink

Мода – это и «просто вещи», и одновременно высказывание о характере владельца, и гражданская позиция, и рекламный флер. Make Your Style запускает новую рубрику «Инсайдер говорит», где мы будем расспрашивать профессионалов, которые видят модную индустрию изнутри, о том, как и почему они сами выбирают вещи. Наша первая героиня – Елизавета Буйнова, дизайнер обуви и аксессуаров Ann Demeulemeester. Лиза окончила институт Polimoda, работала в A.F. Vandevorst и Proenza Schouler. Ведет телеграм-канал Shoes&Drinks, в котором очень искренне и увлекательно рассказывает про работу и жизнь в Антверпене.

– Есть расхожее мнение, что одежда может быть любой, а обувь должна быть дорогой. Ты с этим согласна?

– Да, и я думаю, что с этим на подсознательном уровне согласны все, ведь обувь, сумки и аксессуары приносят брендам основную прибыль. Это очень просто объясняется: одно и то же платье ты не будешь носить каждый день, а в одной паре обуви можешь проходить всю зиму. И, конечно, ты готов больше потратить на то, в чем будешь ходить постоянно, чем на то, что наденешь три раза в месяц. Хотя я уже месяц хожу на работу в одном гигантском свитере, джинсах и сапогах.

– Твой выбор – кожа или экокожа?

– Я очень не люблю, когда экокожу называют «эко», потому что ее производство наносит окружающей среде вреда больше, чем производство обыкновенной кожи.  Я очень хочу, чтобы все отказались от экокожи и стали носить либо ткань, либо кожу. Кожзам – это пластик. Как и другой пластик, он не разлагается, его очень вредно сжигать. На днях смотрела видео о том, как начали выращивать кожу, кажется, в Англии. Посмотрим, что у них получится.

В экокоже потеет нога. Экокожа расклеивается. Если носить на голую ногу, может появиться аллергия, она гораздо хуже тянется. Новые кожаные туфли через некоторое время садятся по ноге, а если они немного жмут, их можно побрызгать спиртом, надеть носок и разносить. С кожзамом так не получится.

Я до сих пор считаю, что лучшая обувь – кожаная и с кожаной подошвой, но для зимы, когда на улице минус и не очень хорошо чистят тротуары, такая подошва не подходит. Она очень скользкая, в такой обуви можно просто сломать руки или ноги, надо выбирать резиновую подошву или другую, которая лучше сцепляется с дорогой.

– Изменился ли твой подход к покупке обуви после того как ты вникла в процесс производства?

– Нет. Меня все спрашивают, как выбрать качественную обувь. У меня критериев три. Обувь должна быть кожаная и с прямыми строчками. И красивая. Это дилетантский взгляд, но пункт про прямые строчки у меня остался с университета, когда мы начали шить на машинках, которые делают миллион тысяч стежков в минуту. Конечно, для швей, которые работают 20 лет, сделать ровную строчку – это ерунда, но я смогла укротить этого монстра из ада только ко второму курсу и мне для этого потребовались 12-сантиметровые каблуки (чтобы регулировать силу нажатия на педаль). Есть еще более мелкие детали: не торчит ли клей (а такое бывает даже в дорогой обуви), плотно ли верх прикреплен к подкладке, аккуратно ли пристрочена пятка.

– Что для тебя важнее – красота или удобство?

– Красота. У меня есть две-три пары обуви, в которых я не могу ходить. Но, наверное, это неправильно – нужно покупать и носить, а не покупать и смотреть.

– С детства мы усвоили, что качественная обувь – кожаная дорогая, а некачественная – дешевая из кожзама. Сейчас мы видим люксовую обувь из экокожи по  тысяче долларов за пару и какие-нибудь кожаные сандалии на Asos за 1000 рублей. Сохранилась ли какая-то связь между качеством и ценой?

–  Обувь на Asos стоит два рубля, потому что ее шьют в Китае и используют довольно стандартные лекала, которые не подгоняются под колодку до миллиметра. Я не хочу сказать, что все, что делается в Китае – плохо. Там есть очень хорошие фабрики, но если мы говорим об обуви, которая в рознице стоит 1000-2000 рублей, ее оптовая цена 700 рублей, а себестоимость 300 рублей – и это с материалами и доставкой. Внутри обуви много деталей, которые нужно склеить, пришить или забить гвоздем, и на этом при такой себестоимости экономят. Но она бывает неплохая. Просто прослужит немного меньше. У меня есть пара с Asos, они из замши и достаточно удобные. Цена равнозначна качеству. Хорошие туфли будут стоить от 100-120 евро. Ботинки дороже, потому что фурнитура, люверсы, молнии удорожают производство, да и материала на них нужно больше.

– Можно ли сказать, что массовые бренды экономят на дизайне или на качестве колодки?

– Насчет колодок не могу сказать. У корпораций много денег, думаю, они могут позволить себе разрабатывать колодки. Дизайн тоже может быть классный. Мне, например, нравится дизайн обуви &Other Stories, которые входят в группу H&M.

Здесь скорее этический вопрос: за те же 150 евро, которые мы отдаем за куртку Zara, можно купить на распродаже Дриса ван Нотена или другого дизайнера, который более этично относится к производству и платит своим сотрудникам (в последние 3 года бренд Zara не раз обвиняли в нарушениях  условий труда и невыплате зарплат работникам – прим. ред.). Вместо 150 пакетов дешевой одежды лучше купить один пакет вещей, но таких, на которые и смотреть приятно, и выбросить жалко.

– А кожа в дешевой и дорогой обуви отличается?

– Это может быть кожа с одной фабрики, но разной выделки – с менее стойким окрашиванием, более тонкая. Например, замшу мочить нежелательно, но дорогая замша высохнет, мы ее почистим, и с ней ничего не будет, а дешевая испортится, станет колом.

– Покупатель может узнать, на какой фабрике шьется обувь?

– Мы не можем разглашать эту информацию.

– В июне The Guardian опубликовала расследование о секретной фабрике Louis Vuitton в Румынии, с которой туфли отправляются в Италию, где пришивают подошвы и ставят бирки «сделано в Италии». И хотя журналисты особого криминала не нашли – обувь делается под контролем специалистов из Франции, а сотрудники работают в хороших условиях, – расследование вызвало скандал. Как ты относишься к подобной практике?

– Все бренды заказывают вещи на фабриках в разных странах. Более простые модели, например, балетки, которые состоят всего из двух частей, мы отдаем шить в Восточную Европу, потому что там дешевле рабочая сила. Это не значит, что вещи из Румынии хуже, ведь у бренда одни стандарты производства. Но я понимаю негативную реакцию: когда мы покупаем Louis Vuitton, мы платим за марку и хотим получить итальянскую или французскую обувь, а когда узнаем, что ее сделали в Румынии, испытываем разочарование.

– Покупка обуви, которая расстроила тебя?

– Не было такой. Меня обычно расстраивает,  когда обувь стоит дорого, но я понимаю, что цена не с потолка берется.

– Максимальная сумма, которую ты готова отдать за пару обуви?

– Так как я работаю в индустрии, последнее время я покупаю обувь по закупочной цене. Например, недавно я купила «чебурашковые» сапоги A.F. Vandevorst за 75 евро и только потом обнаружила, что они из натуральной овчины. Я могу представить, что покупаю обувь за тысячу евро, если у меня будут такие деньги. Но я бы никогда не купила себе за тысячу евро «грязные» ботильоны Vetements.

Фото: brownsfashion.com

Я искренне считаю Демню Гвасалию очень талантливым дизайнером и не менее талантливым маркетологом: нужен огромный талант, чтобы продавать те вещи, которые он делает. Но я очень жду, когда эта мода пройдет. Лет через пять нам захочется роскоши – да уже сейчас хочется, и очень интересно, что Демна будет делать тогда. Но, думаю, ему удастся сохранить свою эстетику.

 

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram, Facebook, Вконтакте и Instagram.




Leave a Reply