Сексуальность vs феминизм: можно ли говорить о правах женщин в откровенном платье?

сексуальность феминизм

75-я церемония вручения кинопремии «Золотой глобус», которая прошла  в ночь с 7 на 8 января, стала больше чем светским событием: большинство гостей пришли в черном, чтобы выступить против сексуальных домогательств в киноиндустрии и в защиту прав женщин (подробная фотогалерея на Vogue.com).

 

Некоторые актрисы – Кэтрин Зета-Джонс, Кейт Хадсон, Хэлли Берри – оделись весьма откровенно, чем вызвали новую волну ожесточенных споров: можно ли говорить о правах женщин в таких сексуальных нарядах, разве подобные платья – не наглядная демонстрация идеи, что женщины сами всячески поощряют домогательства и объективацию?

Getting to the Globes on time!!!!! With my brother following!

A post shared by Catherine Zeta-Jones (@catherinezetajones) on

#TIMESUP #GoldenGlobes

A post shared by Halle Berry (@halleberry) on

Вот уже несколько лет в моде «новая скромность»: самые прогрессивные марки предлагают свободные силуэты, длину миди и приглушенные цвета. Колумнист The New York Times Наоми Фрай в прошлом году написала большой текст о том, что мешковатую одежду, которая раньше символизировала угнетение, сегодня выбирают наиболее прогрессивные женщины, которые хотят, чтобы их воспринимали в первую очередь как личность, а не как сексуальный объект.

Женщины, которые одеваются сексуально, особенно если они при этом были замечены за высказыванием идей равноправия, получают волну критики.

Сьюзен Сарадон

В январе 2016 года журналисты и пользователи соцсетей застыдили Сьюзен Сарадон, которая на церемонии Гильдии киноактеров произносила речь в память недавно умершего Дэвида Боуи. Актриса была в белом блейзере поверх черного бюстгальтера.

«Грудь Сарадон отвлекала меня от речи, которую она произносила», «Ее грудь выглядит на 32 года моложе, чем она сама», «Эй, ей 69 и ее грудь не выглядит на 30», «Интересно, оделась ли бы она так на похороны»?

Бейонсе

Бейонсе, которую и до этого критиковали за неуместно сексуальные наряды – например, кожаное боди на благотворительном шоу в помощь женщинам в борьбе с дискриминацией и сексуальными домогательствами, в 2013 году использовалась в своей песне Flawless семпл из речи нигерийской писательницы и певицы Чимаманды Нгози Адичи «Мы все должны быть феминистами» (We should all be feminists). И в клипе, и на концертах Би была в сексуальных нарядах: в микрошортах и колготках в сетку в клипе, в сверкающем боди – во время выступления на MTV Video Music Awards в Лондоне, где за ее спиной светились огромные буквы Feminist.

 

Бейонсе обвинили, что она дискредитируют идеи феминизма и использует их исключительно для роста своей популярности. Меж тем песня способствовала росту популярности речи Адичи на Youtube – после выхода песни ее посмотрело более 4 млн человек.

В 2016 году этот слоган использовала в своей коллекции Мария Грация Кьюри, ставшая первой женщиной на посту креативного директора в Dior. Помноженный на женские марши против Трампа с розовыми шапками слоган стал настоящим символом 2017 года, когда, кажется, женщины впервые массово заявили, что одежда – розовая шапка, например, – не повод игнорировать их или относиться к ним несерьезно.

Эмма Уотсон

В феврале 2017 года Эмму Уотсон обвинили в лицемерии и предательстве идей феминизма после съемки  с полуобнаженной грудью для журнала Vanity Fair.

«Феминизм, феминизм, гендерные права, почему меня не воспринимают всерьез, феминизм, ой, а вот моя грудь», – написала об Эмме в твиттере популярная радиоведущая Джулия Хартли-Брюэр. Когда твит набрал больше 6 тысяч лайков, актриса ответила на обвинения в интервью Reuters, что феминизм – это не палка, которой бьют других женщин, а свобода выбора, и причем здесь ее грудь.

Кейт Бланшетт

В октябре 2017-го, через пару недель после скандала с Харви Ванштейном на вручении премии журнала InStyle Кейт Бланшетт произнесла речь о том, что если мы выглядим сексуально, это не значит, что мы хотим заняться сексом.

«Для меня иконы стиля — это те женщины, которые всегда были на сто процентов собой, не извиняясь за это. Те, чья внешность становится продолжением их личности и они знают, что их внешний вид — не отражение их личности, а просто продолжение. Те женщины, которые чувствуют себя свободными, чтобы носить то, что они хотят, когда хотят и как хотят. Если мы выглядим сексуально, это не значит, что мы хотим заняться сексом, ведь никто не говорит Стиву Бэннону: «Ты выглядишь как мешок мусора, ты что, хочешь, чтобы тебя выкинули?».

Под этим видео в youbute десятки комментариев в духе: «Конечно, значит», «Нечего провоцировать», «Для мужчины это как красная тряпка для быка».

Распространенный миф про изнасилование – что жертва была «не так» одета. Его развенчивали уже много раз, но почему-то он продолжает жить в умах людей из самых разных слоев населения. В университете Канзаса сделали выставку одежды жертв изнасилований – и, собственно, там даже не пахнет сексуальным платьем Кейт Бланшетт для красной дорожки: это самая простая и повседневная одежда, которую носим мы все.

Что из этого следует?

При отсутствии жестких дресс-кодов одного мнения о том, что уместно и что нет, никогда не будет. Важно другое: люди борются с навешиванием ярлыков, и это история не только про женщин, их права и сексуальность. В русскоязычном фейсбуке в 2017 году популярной стала история основателя Рокетбанка Олега Козырева, которому риэлтор отказалась показывать квартиру в элитном доме, потому что он был в джинсах, кедах и свитерах с веселым принтом.

 

Теперь у меня есть артефакт века

A post shared by Oleg Kozyrev (@olegkozyrev) on

 

Заглавное фото: инстаграм Кэтрин Зета-Джонс

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram, Facebook, Вконтакте и Instagram.




Comments

  1. Конечно это никакая не провокация. Если вы богатый бизнесмен и приезжаете в трущобы на дорогой тачке и в дорогих шмотках — это ж не значит, что вы хотите спровоцировать, чтобы вас ограбили и совершили уголовно наказуемое деяние, верно? Вам просто хочется подчеркнуть свой статус, что вполне законно.
    «Если мы выглядим сексуально, это не значит, что мы хотим заняться сексом» — да!
    Скажу больше, если вы идёте на контакт с леопардом — вы что, обязательно должны хотеть показаться ему едой что ли? Если женщины выглядят сексуально, они просто хотят больше нравиться — за счет обращения к мужским инстинктам. Это что, противозаконно?
    Вы имеете полное право обращаться к инстинктам леопарда, чтобы показаться ему привлекательными, чуть-чуть напоминая пищу. Ничего дурного в этом нет, и если он вдруг нападёт на вас — то это исключительно его вина и его выбор. Ведь далеко не все жертвы леопардов выглядили как аппетитная пища, многие были одеты в повседневную одежду.

    Если вы выводите в бестселлеры «50 оттенков серого» — это вовсе не значит, что вы желаете домашнего насилия или чтобы вас кто-то хлестал плетью! Следующий прогрессивный этап начнётся когда порно-актёры и проститутки заявят о своих правах, и решительно потребуют, чтобы их воспринимали КАК ЛИЧНОСТЕЙ, а не как сексуальные объекты. И уважали их личный демократический выбор, в рамках конституции и свободной рыночной экономики.

  2. Приравнять мужчин к животным и преступникам? А, ну ок. Если вы не способны держать свои основные инстинкты в узде — значит, вам нечего делать среди нормальных цивилизованных людей, и вас нужно держать в гетто или зоопарках, как опасных зверей. И да, порноактирисы и проститутки тоже люди. Удивлены? Я вам больше скажу: гомосексуалисты — тоже люди. И чернокожие — люди. ШОК!

Leave a Reply