“Считают бюджеты заводов, но боятся ошибиться с кофточкой”

Воронежский стилист-шоппер Людмила Буряк — о  гардеробных страхах, покупках, трудностях и убеждениях обычных людей в провинции.

Стилист по-прежнему остается одной из новых профессий без понятных образовательных стандартов и критериев “правильного специалиста” и часто воспринимается как нечто необязательное, особенно в провинции. Как вообще люди у нас попадают к стилисту, что их приводит? 

У меня нет никакого образования по стилю. Я отучилась на худграфе, позже уже хотела закончить какие-нибудь стилистические курсы, но ничего не выбрала, потому что очень много школ ориентируются на системы типа “230 цветотипов”. Но чем больше я этим занимаюсь, тем больше понимаю, что самое главное в работе с клиентом — это преодолеть его страхи. Просто чтобы человек позволил себе надеть то, что он раньше не носил. И не важно, оперируешь ли ты терминологией, знаешь ли какие-то конкретные стили, чтобы применить на человеке. Самая главная задача — раскачать его картину мира, чтобы он позволил себе больше, сделал то, чего раньше не делал. Всего у процентов 10 клиентов все в порядке с гардеробом, и они, приходя к стилисту, хотят выйти на уровень выше, добавить изюминку в свой внешний вид, познакомиться с дизайнерскими марками. Но в большинстве случаев у людей огромное количество проблем с гардеробом, и это не зависит ни от дохода, ни от статуса. Как правило, толчком для похода к стилисту становится смена статуса — развод, расставание — таких очень много. Смена работы на декрет и выход из декрета на работу, когда человек ощущает, что теперь хочется выглядеть как-то по-другому.

С мужчинами обычно легче. Для них есть проблема с гардеробом — и есть человек, который ее решит, как стоматолог. Запросы обычно те же — одеться для новой работы, подобрать вещи для разных случаев — но для мужчин сам шоппинг в большинстве случаев сложнее, чем для женщин. Если в женских отделах есть выбор модных вещей, то для мужчин это чаще или ужасно скучная неактуальная база, или консервативные магазины с блестящими костюмами. Найти что-то самостоятельно — целая задача.

Как люди обычно формулируют сложности с гардеробом и стилем в целом? 

Как правило, все приходят с очень однообразными запросами. Топ — это «я хочу быть женственной» и «я хочу гардероб для жизни, а не для особого случая». И каждый считает, что его запрос только какими-то сложными приемами можно решить. На самом деле это не так. Например, гардероб для жизни состоит из широкого круга вещей, но его можно составить из простой базовой одежды. Скорее всего, у человека, который так говорит, нет правильной классной белой футболки и брюк с правильной посадкой. Но зато обычно есть джинсы-скинни, невнятные кофточки на пуговицах, маленькие футболки всех цветов радуги или, наоборот, все только черное и бежевое. 

Разве монохромный гардероб — это проблема? 

Само по себе черное и бежевое — это не плохо, но как правило, такое цветовое решение появляется от незнания, а не сознательного выбора. Человек просто не представляет, как можно по-другому, у него это все — случайные стихийные покупки. Я бы ничего не говорила, если бы это были с любовью выбранные вещи какого-то классного кроя и человек бы в этой своей черно-белой гамме прекрасно себя чувствовал. Если он сам к этому пришел, и такой гардероб отражает его — это одно. Совсем другая история, если это кофточка, которая кажется безопасной по цвету и одновременно вызывает уныние и недовольство собой. Все это происходит от страха. 

От страха чего? 

Ошибиться. У некоторых этот страх достигает гигантских масштабов. Люди, которые управлют бизнесами и считают деньги какой-нибудь огромной фирмы, задают странные вопросы: “А точно мне эту юбку можно?” А что будет, если вы ее наденете? На вас пальцем будут показывать? Я не говорю про людей, которые работают в организациях со строжайшим дресс-кодом. Речь идет о среднестатистическом человеке, который выбирает одежду для повседневной жизни. Только 20 процентов людей не высказывают таких опасений. Это удручает, когда взрослому состоявшемуся человеку 30-40 лет нужно разрешение извне. Собственно, они и приходят за этим: чтобы посторонний человек сказал, что так можно. Они говорят, что уже и с подружкой ходили, и с мужем, и сами, и ни в чем себе не нравятся. И, как правило, это говорят люди, у которых нет проблем с фигурой, на них не тяжело подобрать одежду. Но им нужна я, чтобы сказать: “Да, класс, это можно”. Это пугает. 

В какой-то момент я поняла, что иногда надо даже надавить и убедить. Потому что если дать слабину, то они решат, что и ты сомневаешься, можно ли. Я не всегда на сто процентов уверена, что именно эта вещь — единственный возможный выбор, самый лучший, но считаю, что это не самое страшное в жизни, если, скажем, рукав окажется чуть длиннее. Конечно, если клиент категорически против, то я не буду настаивать. Но когда они ведут себя нерешительно, то я настаиваю. 

До какой степени стилист имеет право убеждать человека и настаивать на своем выборе? 

Я не знаю, где точно эта грань, но есть те, кого можно продавить, а есть те, кого нельзя. Нетрудно предположить, что человек, который категорически отказывается что-то новое примерить, имеет психологические проблемы в принципе. У него есть какие-то неврозы, и это касается всех областей жизни. Когда человек говорит “Мне нужно быть женственной и устраивать личную жизнь” и после трех часов шоппинга и моих мягких убеждений, что на личную жизнь не влияет обтягивающая блузка, ничего для себя не поменял, то ему нужно к психологу со своим маниакальным желанием кому-то нравиться в ущерб собственному комфорту. 

Конечно, есть субъективные представления о прекрасном, и они у всех свои, но есть и некие рамки. Например, сейчас актуальны свободные силуэты. Это может быть гипертрофированный оверсайз, а может быть легкое прилегание. Все равно есть некие маркеры моды, и они создают эти рамки. Если выбираем пиджак, то сейчас он должен быть широким или удлиненным — или берем бомбер, который вообще заменит пиджак в гардеробе. 

Бывает, люди это понимают, но говорят: “Да, это модно, но некрасиво. Красиво — это когда платье в обтяжку и туфли на каблуках”. 

Да, есть такие, но наверняка у них уже висят в шкафу такие платья. Ну так можно оставить их и не покупать еще пять похожих. Всегда есть компромисс. Вы можете не покупать себе огромную футболку до колен, но вещи средней посадки еще никого не испортили. И очень важен момент, как человек в этом себя чувствует.

У нас женщины привыкли годами стоять на неудобных каблуках и худеть ради того, чтобы влезть в платье. Все эти блузки в обтяг, застегнутые на все пуговицы, с миллионом вытачек: неудобно, но мы потерпим. И в этом живут, а не надевают по особому случаю. Люди привыкли доставлять себе дискомфорт каждый день, особенно те, кто работает в офисе.

А ведь деловой стиль тоже может быть современным, он не про то, что должно быть все узко и неудобно. Мне иногда приходится заговаривать клиентов, как гипнотизеру: “Почувствуйте, как вам легко в этой одежде”. В ней можно сидеть, можно двигаться, и она все равно остается в рамках стиля. В таком гардеробе тоже будет блузка, но с защипами или сложного кроя. Будут брюки, но свободные, в которых легко дышать. Обувь может быть интересной, но не обязательно на шпильках. И когда люди понимают, что просто в бежевых штанах и белой футболке из натуральных тканей и свободного кроя, с интересными аксессуарами можно жить и чувствовать себя хорошо, то соглашаются, потому что оказывается, это удобно и выглядят они в этом отлично. У людей другая жизнь начинается. 



А какие сложности возникают с женственностью? Почему это такой частый запрос? Ведь обычно у него есть масса стереотипных решений: купить платье, добавить красную помаду — и готово.

Мне кажется, что платье подобрать несложно, у большинства людей есть какое-то количество платьев. Это все-таки не верх и низ, это один предмет, ты к нему просто купила сумку и туфли, но количество комбинаций с покупкой платья не увеличивается, оно не меняет гардероб. Кроме того, есть большой сегмент ультраженственных платьев — в цветах, приталенных, с рюшами, — но многие понимают, что это уже немножко устарело. А найти хорошее современное платье — не все в обтяг, а с каким-то объемом, или, скажем, в духе 90-х, как в сериале “Династия” — вообще-то проблема, его просто так не купишь.

И в итоге у многих образуется в голове два полюса: либо платье в цветы, либо “джинсы и кроссовки, в которых я похожа на говнище”. Не все хотят носить каблуки, не все их носят каждый день (хотя есть и люди, которые в них буквально бегают). И вот мы начинаем обсуждать, что такое женственность – а лично для меня это то, как ты себя ощущаешь, ведь быть сексуальной, свободной, готовой покорить весь мир, можно в чем угодно.

Можно чувствовать женственность в майке без белья или в офигенном белье, в приятной струящейся ткани или в чем-то жестком, защищенной, как в коконе, — это все про женственность, про принятие себя, уверенность, свободу. Если тебе в этой вещи хорошо, приятно, ты чувствуешь себя королевой, и окружающие это считывают.

Но у людей есть стереотип, что есть какая-то женственность, которой надо соответствовать. Хотя тех, кого совсем с места не сдвинешь — их мало, большинство людей открывают для себя, что если ты надеваешь что-то, в чем тебе действительно удобно, то это повышает качество жизни и ощущение себя как женщины в том числе.

В нашей культуре есть огромное разделение между нарядной и повседневной одеждой, у нас принято заказывать для торжественных случаев какие-то безумно дорогие платья, но при этом считается, что в обычной жизни норма — выглядеть как попало. Я учу тому, что на каждый день тоже нужна одежда, комфортная вам, в которой можно выглядеть стильно, классно, современно — пусть это будут простые вещи, но они будут разнообразными, красивыми, чтобы чувствовать себя в них хорошо.

Как дорого обойдется полноценный гардероб?

В нашем городе можно за 25-35 тысяч рублей собрать гардероб на сезон. Часто туда даже входит верхняя одежда и обувь. Но все, конечно, зависит от сезона, потому что зимняя обувь стоит дороже, чем летняя. Если говорить про секонд-хенды (с ними и со стоками вообще мало кто из стилистов работает), то я, например, недавно собрала полноценный гардероб для женщины пятидесяти лет за 3600 рублей. Там были классные качественные вещи, в том числе брендовые, например, от MaxMara, хороший плотный свитшот, парка Zara, правильные брюки. Это был абсолютно полноценный гардероб, к которому осенью останется докупить обувь. Я убеждена, что можно и в секонд-хенде купить хорошие вещи, и в принципе одеваться там полностью, просто это требует больше времени и усилий. Но как минимум, можно использовать проверенную рабочую схему, когда покупаешь в секондах классный трикотаж, кашемир, а актуальные аксессуары берешь за бОльшие деньги, но экономишь время.

Меняется вообще культура отношения к секондам?

Да, это связано в первую очередь с эко-потреблением, и я рада: неважно, каким путем люди к этому придут, по идейным соображениям или из экономии, но у нас действительно адское перепотребление, и то, в каком виде вещи валяются на распродажах в масс-маркете — это иногда хуже, чем в секонде. Я даже уже видела стилистов, которые в шапке профиля пишут “стилист по экологичному шоппингу”, то есть человек целенаправленно водит по секондам, и это классно.

У меня были случаи, когда очень обеспеченные люди выделяли детям скромный бюджет на гардероб и покупали одежду из секонда — это скорее история про воспитание.

Есть ведь и противоположная история — люди, которые наоборот опасаются покупать дешево, брезгуют секондами и стоками, считают, что нормальная обувь меньше 10 тысяч не может стоить.

Да, есть и такие. С такими клиентами мы идем в брендовые магазины. Но в нашем городе есть проблема, которая касается многих дорогих марок. Бюджет на закупку выделяется в разы меньше, чем необходимо, и в магазинах банально нет полного размерного ряда, привозятся только те вещи, которые гарантированно продадутся, а самое интересное из коллекций просто не доезжает. В люксовых магазинах представлена самая консервативная пенсионерская часть бренда с какими-нибудь синими кардиганами. А на баннерах мы видим кожу и лак. Поэтому важно думать, а стоит ли это своих денег, или лучше заказать онлайн или запланировать шопинг на зарубежную поездку. Тем более, у нас и многих классных брендов нет, особенно middle-сегмента вроде COS. Я отправила в мусорку огромное количество черных футболок со стразами за 20 тысяч из шкафов своих клиентов. Потому что для меня стоимость вещи не является основополагающей, и я никогда не буду покупать марку ради марки. Я пытаюсь это донести, но после пятой такой футболки они расстраиваются. Говорят, что у них есть еще один шкаф, но они мне его не покажут, потому что там десять пар туфель на платформе, каждая из которых стоит состояние. 



Если люди это покупают, значит у них есть убеждение, что именно это — красиво. Как тут быть? 

Но если они пригласили стилиста, значит они хотят перемен, профессионального взгляда, и они его получают. И сами решают, послушаться, выбросить эти туфли и изменить что-то, или нет. У меня есть клиентка, с которой я сотрудничаю три года, и она реально прошла путь от обтягивающих платьев и туфель на платформе до свободных силуэтов и струящихся тканей. И она осталась такой же женственной, но стала более современной, диапазон вещей расширился. И я очень рада, что люди с таким мировоззрением способны услышать.

Как сильно среда и образ жизни ограничивают стилистические поиски?

На самом деле не так сильно, как принято считать. Всегда можно найти какое-то решение. У меня была клиентка, которая работает бухгалтером на рыбозаводе. Причем работа связана с тем, что ей постоянно надо выходить в холодные помещения, одеваться туда тепло. А она как раз вышла из декрета и очень хотела выглядеть красиво, наряжаться на работу. И в итоге мы ей собрали очень креативный гардероб, в котором было много слоев, свитшот с пионами, изумрудные ботинки, пуховик легкий. Кажется, она была самым красивым главным бухгалтером в городе.  

Возвращаясь к отношениям человека с телом: все ли хотят выглядеть выше и стройнее? Это вообще частая проблема?

Даа, есть люди, которые считают себя “жирными” и в 46 размере. Бывает, женщина объективно худая и стройная, офигенно за собой следит, но при этом после родов говорит что-то вроде “я не могу сейчас пойти на шоппинг, я в ужасном 46 размере, у меня жирные руки, мне сначала надо похудеть”. Я им говорю: а мне тогда со своим 48 что, пойти об стену убиться? А они отвечают: “Ой, Людмила, да хватит, вы стройнее меня. У вас как-то классно получается, вы носите юбки-плиссе, а я в них такая жирная!” Я клянусь, это не шутки. И они всерьез так думают. Возможно, просто не могут принять, что были когда-то 42, очень требовательны к себе. Многие говорят что-то вроде “Мой муж любит стройных”, хотя муж — не писаный красавец, а она себя держит в ежовых рукавицах: пресс, мезотерапия. Женщины очень строги к себе. Возможно, это происходит от каких-то других проблем — проблем в семье, в голове, от какой-то неуверенности. Но таких людей достаточно.

Хотя есть и те, кто не хочет выглядеть как-то иначе, чем выглядит, просто говорит: “Хочу гардероб, в котором много вещей” — и все. Я, конечно, тоже всегда говорю, что “стильно” и “стройнее” — не одно и то же, иногда эти понятия пересекаются, а иногда нет. 



Насколько сильно размер объективно ограничивает в поисках?

Для людей с плюс сайзом вещей гораздо меньше. Да даже не с таким уж плюс-сайзом — с 48 размером в некоторых магазинах уже начинаются сложности, а 50 — все, ищи как хочешь. Хотя высокая женщина 50 размера — это не что-то невероятное, она может быть абсолютно стройной, вы можете даже не понять, что у нее именно 50 размер. И часто бывает, что именно из-за того, что люди заходят в магазин, видят там только 48 размер, а то еще и какой-нибудь маломерный, пытаются втиснуться в него и думают, что все, приехали, катастрофа. Хотя это не так, все у них может быть в порядке. 

Для кого мы одеваемся? Согласовывают ли люди свои образы с мужьями, мамами?

По большей части нет. Более того, многие готовы к тому, что мужьям не понравится, и бывает, что мужьям не нравится, но их жены так круто себя ощущают в своих новых вещах, что им становится наплевать. А бывает, что и мужья, глядя на это, смиряются. Просто когда человек понимает, что его выбор правильный, что и вещей много, и все классно, то начинает себя по-другому ощущать, и окружающие это считывают.

Но бывает, что приходят родители одевать своих детей-подростков. Я обычно предлагаю перечислить деньги мне на карту, я сама буду покупать, но не все соглашаются. Случается, что родители в таких историях начинают давить, причем поддерживают мое предложение, мой выбор, но я вижу, что ребенок недоволен, не может выразить свое мнение, и это тяжело. Когда родитель и стилист вдвоем давят на ребенка, это еще и детско-родительские отношения усложняет.

Меняются ли запросы со временем? 

Сейчас мода стала еще более чрезмерной — даже по сравнению с тем, что было четыре года назад, когда еще не было везде агли сникерс, даже аккуратные кроссовки с платьем многие воспринимали как невероятное нарушение правил. А сейчас пошла же жесть жестовая, и уже чаще звучат фразы типа “я хочу моду, но не вот это вот, современную моду я не понимаю”. Раньше все было как-то ровнее. 

Запросы у людей вне зависимости от возраста одни и те же. Все хотят, чтобы вещей хватало, чтобы это было недорого, чтобы все со всем сочеталось, чтобы можно было и нарядиться во что-то и с ребенком пойти погулять, а хорошо бы еще и с ребенком нарядиться. И если не брать какие-то крайности, то решения для любой возрастной группы одни. Есть ошибочное мнение, которое в том числе насаждают многие стилисты или медиа, что чем ты старше, тем благороднее и светлее должны быть оттенки — пришла пора пудровых жакетов и так далее. А я чем больше работаю, тем больше убеждаюсь, что тем ты старше, тем больше ты себе можешь позволить драмы — жесткие формы, углы, пиджаки, более массивные украшения. Возраст придает драйва. Нежный цветочек 16 лет, конечно, тоже может вырядиться в косуху, если хочет. Но все равно самый изюм появляется с опытом.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях и читайте Make Your Style, где удобнее: в Telegram или Instagram.



Leave a Reply